– В самых глубинах ада, – сказала она, – разве демоны не любят друг друга?
Автор: Тень-сама, Milk_and_Chocolate, единственный и неподражаемый Автор. х))
Бета: Какая бета? А ну брысь! Это не для нас...
Название: Две крайности одной сущности
Размер: мини мини
Жанр: психодел всепожирающий(и мозг тоже, да-да)
Рейтинг: допустим, G
Размещение: с разрешения автора, но я знаю, вы не рискнёте!х))
Предупреждения: Достаточно того, что тут уже напечатоно слово "ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ".

Иногда бывает сидишь вечером и так холодно, вязко, даже одеяло не спасает. Хочется зарыться в него с головой, задержать дыхание, чтоб не выпустить и крохи тепла и утонуть где-то внутри самого себя. Там, где жар сердца разливается по нутру, где жарче, чем в печке. И сохранить всё тепло, втянуть его, как губка и никогда-никогда не отпускать. А за окном холод всё больше окутывает мир, пробирается своими ледяными щупальцами во все щели, раздувает ветер и замораживает человеческие души. Глаза стеклянные, лица будто изо льда. Никаких эмоций, никакой жизни…Кажется, что весь внутренний жар, всю душу высосал нещадный мороз и проглотил, надменно смеясь, веселясь, полнясь и множась. Только и зная за пищу человеческие чувства- пусть маленькие, будничные, еле-еле тёплые и совсем незаметные за рутиной. И этот холод проносится над пустыней, образованной из человеческого бесчувствия. И там вечные льда, снег запорошил абсолютно всё. Нет этому края. Нет здесь ни смеха, ни ненависти, ни скупости. Нет жизни, нет сущности. И бродит по этим бескрайним просторам вечный странник, вечная обуза, изгой мира сего и всех миров, что держит само Мироздание. Смерть. Скелет, обтянутый мантией ночного неба. Белые кости неустанно переступают по твёрдому, истёртому в пыль, льду. Пустые глазницы отражают тот же холод, что и этот мир. И обречён Он вечно выбирать и жертвовать человеческими жизнями. О, если бы только мог он передать, что ощущает, какая боль, какое раскаяние душат его неизмеримо старые кости. И кажется, что вновь слышно биение сердца, и вновь видны все мельчайшие краски мира, слышны звуки. Он вспоминает вкус и запах пирожков и сладость вина. Вспоминает ту боль, которую испытывает ребёнок, разбив коленку. И каждый раз эти воспоминания, чужие, осязаемые, желанные, убивают его. И с начала времён он проживает всё новые и новые жизни, забирая их себе, и не может ни прожить сам, ни умереть сам. Внутри его головы стонут, просят, ругаются, смеются, удивлённо молчат секунды, последние секунды во всех его жизнях... Во всех жизнях, что угасли. И зачатки тех смертей, что ещё только предстоят нам. И не хватает ему только того раскалённого угля, что заставляет наши сердца гореть И в каждом из нас, в самой глубокой черноте зрачков, отражаются его влюблённые в жизнь, но опустошённые глазницы.
И вот в темноте ночи, когда только слабый свет луны заглядывает в наш мир через маленькое окошко, можно подойти к зеркалу, заглянуть в глубь зрачков, туда, где можно найти свою душу, и увидеть его взгляд. Не знаю как вы, но я бы непременно простил ему его грех и отпустил его. Передо мной он был бы чист. Возможно, отпусти бы его мы все, он обрёл бы свою жизнь. А пока…
Где-то в жаркой пустыне, под твёрдым и раскалённым песком, корчась и извиваясь, страдает его тело. Обмякшее, без костей, без опоры. Солнечный свет окутывает его и кажется- ещё миг и останется только пепел. И в глазах плескается всепожирающий огонь. Волосы рассыпались по песку рыжим пламенем. Мучается, горит тело, а не может ни сдвинуться с места, ни перевернуться с обгоревшей спины. И упущенная жизнь молит о пощаде. Она всеми силами рвётся к своему хозяину. И она сгорает в собственных чувствах, в своей любви. Сама сущность, сама Жизнь. И нет у неё костей, чтобы идти, и не слышит она больше биения сердца. Бьётся в вечной агонии, отпуская часть себя, маленькую жизнь, отрывая с плотью. Не хватает Ей чего-то, самого главного, самого дорогого. Нечем погасить невыносимое пламя. И нет ей покоя. Внутри кипит кровь, кипят чувства, изжога растворяет внутренности. Горячее удушье длиться вечность, не может Жизнь задохнуться, а вдохнуть то как? Как вдохнуть ей? Ей жар горит в нас и он согревает заблудшие души. Только одно может потушить тот костёр, который пожирает душу. И так ей не хватает вечного холода, пронизающей стужи.
Так и бродят Жизнь и Смерть. Совсем рядом, в считанный секундах друг от друга, но стоит им протянуть руку и открывается вся далечь такой близкой, недостающей половины. Они оба стынут и сгорают, они оба- одно целое. Нет жизни без смерти, нет холода без жары, нет вечности без конца. И пока они не искупят свой грех, пока не исчезнут те, в ком есть и снег, и буря, и жара пустыни, они будут порознь. И может там, на своде веков, где время перетечёт в метры, а Вселенная превратиться в ничто, одинокий скелет ступит в пустыню и натянет свою потерянную шкуру.

@темы: Бреееед *___*, Ориджиналы, Рассказы